Теоретики на марше. Пролог.

Конечно, вы помните эксперимент этого француза. Берется клетка, разделенная надвое небольшим бассейном. На левый берег ставится кормушка, на правый десантируются шесть крыс. Крысы вынуждены плавать за едой, но у кормушки слишком мало места и, чтобы поесть, приходится плыть с едой обратно. Общество крыс правого берега автоматически выстраивается в нехитрую систему. Две крысы никогда не плавают, а только отнимают еду у других, ещё две обслуживают эксплуататоров, а из оставшихся одна становится независимым игроком, не позволяет никому отбирать свою еду и плавает за ней сама, а последняя становится лузером, которому даже за едой плавать не дают. Она выживает за счет того, что подъедает остатки за остальными. Эффект легко повторяется, каких крыс не возьми, такова уж крысиная натура. Соберите в клетке шесть матерых эксплуататоров, и они не создадут никакого иного общества. Тоже самое произойдет с шестью холуями, с шестью лузерами и даже с шестью одиночками. Рано или поздно крысы придут к старой доброй модели, в которой двоим вдруг становится западло плавать за едой.

Мы трое – нечто вроде лузеров во втором поколении. Отберите по разным школам умных, но социально неприспособленных детей, набейте ими физико-математические классы и они тут же воссоздадут модель, из которой только что вырвались. Для кого-то смена школы стала шансом сменить роль, но для нас троих ничего не изменилось, мы переехали в другую клетку, но так и остались на дне социальной лестницы.

Вообще говоря, это я пересказываю идею Марка. И он прав, ничего тут не поделаешь. Все бывают правы время от времени, но у Марка есть особый талант быть противно-мерзко-нестерпимо-правым. Он видит суть вещей, это его суперспособность, если хотите. А когда тебя видят насквозь, это жуть как неприятно, поэтому с Марком никто водиться не хочет. Ну, кроме меня и Сани.

У Сани самый высокий IQ в классе. В реалиях нашей физ-мат школы для одаренных это что-то вроде самого длинного члена. Однако, именно пример Сани показывает, что тесты, возможно, и меряют интеллект, но вот способность его применять в жизни не измеряют. Санин IQ другие считают чем-то вроде уродства, и доля правды в этом мнении есть.

Ну и я. Я не настолько умен в том смысле как умен Марк, и не настолько умен в том смысле как умен Саня, но я обладаю способностью замечать вещи, не доступные никому. Поэтому тоже считаю себя особенным.

И вот, мы, такие умные и такие особенные, стоим вокруг чертовой коробки. Нашего совокупного интеллекта трех восьмиклассников теоретически должно хватить на пяток взрослых, а мы чувствуем себя малышами, нам страшно, и никто из троих не знает что делать.

Дальше